Рус Ўзб Eng
Последнее обновление : 18.10.2019



07:28:23 (GMT +5), СБ, 19 окт 2019

Министерство юстиции изучило условия содержания осужденной Г. Каримовой

Обратите внимание

Министерство юстиции изучило условия содержания осужденной Г. Каримовой

Приняв во внимание распространенную в некоторых СМИ и социальных сетях информацию о том, что осужденной Г. Каримовой не оказывается должная медицинская помощь, а также, что она постоянно находится под психологическим давлением, 3-4 июля т.г. сотрудники Министерства юстиции изучили положение дел, в том числе с посещением Колонии исполнения наказания № 21.


Вернуться к списку Версия для печати

Автор: Отдел по связям с общественностью Министерства юстиции

Приняв во внимание распространенную в некоторых СМИ и социальных сетях информацию о том, что осужденной Г. Каримовой не оказывается должная медицинская помощь, а также, что она постоянно находится под психологическим давлением, 3-4 июля т.г. сотрудники Министерства юстиции изучили положение дел, в том числе с посещением Колонии исполнения наказания № 21.

В ходе изучения установлено, что осужденная Г. Каримова прибыла в колонию 14 марта 2019 года и помещена в отряд № 7 сектора № 2 (общий режим содержания).

 Условия проживания соответствуют статье 117 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Узбекистан (УИК), согласно которой в колониях общего режима осужденные проживают в общих жилых помещениях.


Вместе с тем, Г. Каримова в соответствии со статьей 9 УИК, реализовывая свое право пользоваться учебными, художественными и другими информационными материалами, является членом библиотеки колонии. 

Согласно статье 78 УИК осужденная Г. Каримова реализовывает право на получение посылки и бандероли. В частности, 2 и 3, 10 апреля, а также 10 июня 2019 года Г. Каримовой получены бандероли и передачи.

10 апреля 2019 года на лицевой счет Г. Каримовой от ее дочери поступили денежные средства. Г. Каримова за время отбывания наказания четыре раза производила закупку в магазине колонии и на момент изучения на расчетном счету имеется остаток средств.

На основании статьи 76 УИК Г. Каримова реализовывает право на свидания. В частности, с 12 по 15 апреля 2019 года Г. Каримова находилась на длительном свидании с членами своей семьи (3 суток).

При этом, Г. Каримова письменно отказалась от двух краткосрочных свиданий (8 и 10 апреля 2019 года).

Г. Каримовой обеспечено право на встречу со Швейцарским адвокатом 2 и 17 апреля, а также 17 июня 2019 года, что показывает обеспеченность всех ее прав и законных интересов.

На основании статьи 79 УИК осужденные могут получать и отправлять письма и телеграммы без ограничения.

Во время отбывания срока наказания Г. Каримовой направлены 2 письма – 25 марта и 17 июня 2019 года.

Следует отметить, что доводы относительно не оказания должной медицинской помощи не соответствуют действительности.

В декабре 2017 года была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза Главным бюро Министерства здравоохранения, заключением (№70 от 15.12.2017г.) которой у Г. Каримовой выявлены некоторые заболевания, появившиеся ранее и имеющие хронический характер.

В связи с этим, с прибытием в колонию в марте 2019 года, в целях поддержания здоровья осужденной Г. Каримовой, неоднократно была организована квалифицированная медицинская помощь, а также предоставлены консультации опытных специалистов Министерства здравоохранения Республики Узбекистан (кардиолог, гинеколог, стоматолог, врач инфекционист, врач функциональной диагностики СБДО, врач УЗИ, эндокринолог, врач гастроэнтеролог, психиатр и другие).

Вместе с тем, согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы, имеющиеся у Г. Каримовой заболевания никак не препятствуют отбыванию наказания и не входят в перечень заболеваний, приведенных в «Правилах медицинского освидетельствования тяжело больных осужденных и представления их к освобождению от отбывания наказания по болезни» (рег. №1854 от 09.09.2008 г.).

В ходе бесед осужденными было отмечено, что случаев оказания физического, психологического или морального давления на Г. Каримову не наблюдалось, наоборот другие осужденные выразили удивление распространенной информации касательно плохих условий содержания Г. Каримовой и оказания на нее давления. 

В частности, осужденные, проживающие с ней в одном секторе подчеркнули, что при заселении Г. Каримова выразила желание поселиться на кровати около окна, тогда как данная кровать была занята другой осужденной. Но тем не менее, другая осужденная уступила Г. Каримовой свое место.

С учетом ее здоровья, в этот период Г. Каримова ни разу не была привлечена к трудовой деятельности, о чем свидетельствуют как осужденные, так и администрация колонии.

В ходе беседы непосредственно с самой Г. Каримовой, она не жаловалась на какое-либо ущемление или ограничение ее прав как осужденной. Г. Каримова демонстрировала нежелание общаться на эту тему, в основном высказывала свои претензии по поводу:

перевода осужденных, ставших ей близкими во время пребывания в колонии в другие отряды (сектора);

нарушений, по ее мнению, требований законодательства при расследовании уголовного дела.

В связи с имеющимися у Г. Каримовой отдельных хронических заболеваний ей предоставлена возможность получения стационарного лечения, и на момент встречи Г. Каримова находилась в санчасти. 


При беседе, Г. Каримова никаких претензий по поводу качества оказываемой ей медицинской помощи не предъявляла.

При визуальном осмотре телесных повреждений у Г. Каримовой не наблюдалось.

Наряду с этим, стоит отдельно пролить свет в отношении информации касательно возврата активов.

Как известно, в отношении Г. Каримовой расследования ведутся и в других зарубежных странах. По этим делам Г. Каримова обвиняется в осуществлении коррупционных схем по отмыванию денег. Однако, отдельные люди, упуская эти факты, дают необъективную оценку сложившейся ситуации по различным мотивам.

Из материалов расследований, ведущихся за рубежом, и официальных источников известно, что со стороны Г. Каримовой и причастных к ней людей применялись незаконные коррупционные схемы по отмыванию денег на территории Латвии, Швейцарии, Франции, Швеции, Нидерландов и возможно других стран.

Следует отметить, что все переговоры и мероприятия по возврату активов ведутся на правительственном уровне, в соответствии с законодательством Узбекистана и международным правом. Данные активы не находятся в распоряжении Г. Каримовой (членов ее семьи), так как на них наложен арест компетентными органами иностранных государств.

В настоящее время мероприятия по возврату оставшихся незаконно приобретенных активов продолжаются.

Тем самым, информация о том, что Г. Каримова лично вернула активы Узбекистану или же о том, что остальные активы могут быть возвращены непосредственно самой Г. Каримовой или другими частными лицами не имеют юридической основы и не соответствуют реальной ситуации.